01:01 

Миссия

DJESSI_Temi
Название: Миссия
Автор: DJESSI, она же Джесс, она же Темари-сама
Бета:
Email: melani11@mail.ru
Жанр: хентай, экшн
Пейринг: Генма/Темари
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: циничность и ООС (без него лишь Киши напишет)
Содержание: Чем грозит влечение к напарнику по миссии.
Статус: закончен
Дисклаймеры: Масаси Кисимото
От Автора: да цинично, жестоко... но... Ребята, они шиноби.



Что самое сложное в миссиях? Сложный вопрос. В каждом ранге, в каждой миссии – своя сложность. Я помню свою первую миссию. Первая командная работа в ранге Генина. Сейчас Генины ловят строптивую кошку жены Дайме, а у нас был ПУДЕЛЬ. Маленький, кучерявый комок шерсти с удивительно острыми зубками. Звали это исчадие ада Почи. Если быть точнее то Почи младший. Видимо старшего кто-то все таки осмелился угробить до нас. На то, что бы выловить это недоразумение, по ошибке названное домашним питомцем, у нас ушло полдня. Потом мы предстали перед Сарутоби-сама в ужасном виде. Все в грязи, пальцы покусаны, лица в царапинах. А на Почи даже пятнышка не было. Сложность той миссии заключалась в том, что бы незаметно подойти к объекту и накинуть на него сеть. Вы когда нибудь пытались незаметно подойти к собаке? Мы учли все, вплоть до направления ветра и случайное появление какого нибудь зверька. Но никто из троих и помыслить не мог, что крепкое на вид дерево, может оказаться трухлявым и ветка просто осыпется от одного прикосновения. Хруст… И снова игра в догонялки по пресеченной местности. Все таки выполнили, отчитались и загордились. Пока сенсей не щелкнул нас по носу, тем что в прошлый раз Почи младшего ловила другая команда из нашего выпуска и справились они в два раза быстрее.
Дальше была миссия сопровождения. Самым сложным в ней было дойти и не придушить сопровождаемую бабульку. Всю дорогу она причитала на тему того, какие мы худые и как у Хокаге хватает совести так издеваться над детьми. Потом она стала рассказывать о своей жизни, о непочтительных сыновьях и о любимом внуке, который обожает ее булочки. И все это зудящим, дребезжащим и противным голосом с визгливыми нотками. Доведя ее, наконец то до селения и увидев внучка, про которого нам уже все мозги вынесли, мы поняли, что Акимичи у нас просто стройняшка и эталон красоты. От предложенных булочек мы вежливо отказались и поскорее ушли назад, пока нас не начали этими булочками пичкать.
Потом был чунинский экзамен. Народу понаехало – уйма. Но даже в этой уйме не было таких ослепительно красивых куноичи, как та что сидит передо мной. С такой ангельской внешностью, что ты забываешь кто перед тобой. Ты забываешь, что она принадлежит к миру шиноби и может дать достойный отпор даже Каге. Ну вот, снова отвлекся. НЕЛЬЗЯ!!! О чем я? Чунинский экзамен. Это было чертовски сложно тогда и занятно теперь. Первый этап: двадцать пять метров прямо-таки напичканные боевыми ловушками. На скорость. Прошли, выжили, поцарапанные и все в крови, как черти. И без передышки второй этап: в соседнее селение доставить важный свиток. По всему маршруту помощники экзаменаторов. Из разных стран. С оружием. И, так сказать, лицензией на убийство. Дерьмоооо! Не дошли. ДОПОЛЗЛИ! А важный свиток оказался пропуском на горячие источники. Столько матов от, такой милой с виду, Шизуне, оказавшейся в нашей команде, я больше никогда не слышал. По возвращению в деревню, нас уже ждал третий этап: демонстрация сильнейшей техники. Если бы были спарринги, как сейчас, я, наверное, так и не стал бы чунином. Но нам повезло и вся команда получила жилеты.
Потом было еще много миссий. В каждой свои нюансы и сложности. Основной сложностью в любой миссии являлось, конечно же, выполнить и выжить. Или выжить и выполнить. Это зависело уже от самой миссии. Но теперешняя миссия… Тут нет проблем с выживанием. Нет проблем с выполнением. Довольно легкая, но нудная миссия. Нужно месяц поизображать из себя пару, а потом, на фестивале, на который пускают только проверенных и не одиноких, убить нежеланный объект. Как донесла разведка это будет единственная возможность подобраться к нему. Все вроде бы обыденно, все как всегда. Но и тут не обошлось без проблемы. На этой миссии у меня есть напарница. С виду: белокурый ангел. Эдакий херувим женского пола. Но внутри: сущий дьявол! Язвительная, ехидная, самовлюбленная, взрывоопасная, уверенная в себе, сильная духом и телом. И такая сексуально-соблазнительная, что так и хочется повалить ее на кровать, подмять под себя и овладеть не сдерживая порывов. Слушать ее стоны и выпивать с губ крики. Впитывать тяжелое дыхание. Что бы заглянуть в эти невозможные глаза и увидеть ответный огонь страсти.
Вот тут и кроется проблема. Она не просто девушка, с которой можно переспать несколько раз и забыть. Она куноичи, лишь косо посмотрев на которую, можно нарваться на большие неприятности. Первое: она джонин. Второе: она из союзной скрытой деревни. Третье: она сестра Казекаге. И четвертое: она Темари, что само по себе должно служить иммунитетом от подобных желаний.
Но когда она вот так сидит на окне, в светлом кимоно, расшитом цветами, с распущенными волосами, с поджатыми ногами и задумчиво глядя на людской поток внизу – пошлые мысли сами собой лезут в голову и там начинают скакать. И все начинаются лишь с одной фразы: я хочу ее… а дальше уже разнообразие достойное Джирайевской фантазии.
Такая примитивная, на первый взгляд, миссия, требует от меня все запасы сдержанности и самоконтроля. Истинное испытание силы воли. Сейчас я могу просто лежать на футоне и наблюдать за ней, сжав губами травинку. ДА! Я, специальный джонин Конохи, Ширануи Генма, которого невозможно представить без сенбона, уже две недели грызу всякую траву и зубочистки! Потому что я не могу позволить, что бы кто то смог меня опознать. В следствии чего: ни протектора, ни хитая, ни формы и без сенбона!!! Вместо этого волосы касающиеся воротника серой свободной рубашки, черные прямые брюки и кожаный ремень с серебряной пряжкой. Свернуть бы шею тому, кто подбирал нам гардероб. Но и Темари не сладко. Волосы распущены, хвостики под табу. Более чем скромные кимоно светлых оттенков, расшитые цветами и… у нее отобрали веер! Когда узнал об этом – хотел позлорадствовать. Когда понял, что так же само у меня отберут сенбоны – посочувствовал. И если я могу войдя в наш номер гостиницы сунуть в зубы зубочистку, почувствовав хоть какое то воодушевление, то ей всучили зонтик и приказали не приближаться к веерам. Приказ поступил о Казекаге и, говорят, веер тоже только он смог забрать. Поэтому и сидит она на окне, провожая грустным взглядом всех у кого в руках есть этот атрибут. При этом выглядит такой беззащитной и трогательной, что хочется подойти, прижать к себе, закрыв от всех невзгод, и покрыть легкими поцелуями лицо, а потом и тело. Снова сбился. Но как не сбиться, если в номере она ведет себя как холодная скромница, за исключением ночей, когда она со стонами прыгает на футоне имитируя фаркий секс между нами, а я только и могу, что пожирать глазами из под ресниц и подстанывать. Но больше всего она входит в раж на улице. Я уже даже научился различать когда она собирается поиздеваться надо мной. Тогда она улыбается самой милой и теплой улыбкой. А если в ее глазах начинают прыгать черти, то все что мне остается – закрыть глаза и сжать зубы, собирая все силы. И все это происходит с невыраженным налетом невинности. Вчера мы гуляли по городу и проходили мимо цветочной лавки. На ее губах появилась та самая улыбка и я даже не успел насторожиться. В следующее мгновение она уже тесно прижималась ко мне, умоляюще заглядывая в глаза. И тихо шептала мне в губы.
- Юуки, пожалуйста… - и после паузы, достаточной для осознания завершенности фразы. – купи цветы.
А впечатление такое будто она совсем не о цветах. И прижав ее к себе сильнее, я провел языком по ее губам и прошептал:
- Конечно, Хината. Все что захочешь.
И вот уже она довольная вбегает в магазинчик. Для нас с ней этот короткий разговор наполнен скрытым смыслом, а окружающие видят лишь счастливую пару новобрачных. Юуки и Хината Сакумон. Кстати, реально существующая пара, проводящая свой медовый месяц в моей конохской квартире. Обычные сельские жители. Наивные и бесхитростные. Настоящая Хината, так вообще мышь серая, что по характеру, что по внешности. А Темари… она дьявол в индийском сари. Расчетливая, самодовольная сука. Я уже неделю мечтаю завалиться в бордель и отыметь какую нибудь блондинку, желательно с зелеными глазами. Что бы была возможность сто ль же беспристрастно отвечать на ласки и поцелуи этой стервы. Но нельзя. Иначе вся маскировка к чертям и провал миссии. А напарница порхает будто бабочка, как ни в чем не бывало. Выбирает цветы и, бросая на меня благодарные взгляды, смущенно краснеет. Проклятье! Она краснеет! Безжалостная убийца с многолетним стажем покрывается смущенным румянцем! Как такое возможно???
- Ширануи, давай перепихнемся?
Я выныриваю из своей задумчивости и перевожу на Темари настороженный взгляд, что бы проверить, а не слуховая ли это галлюцинация. Нет. Сидит на окне и выжидающе на меня смотрит. А на лице ни одной эмоции. Надо быт осторожнее.
- Темари-сан, Вы предлагаете мне заняться любовью?
Вот так. Мягко. Тихо. А она хмыкает и встает с окна, подходя к футону.
- О какой любви может идти речь? – одним движением она развязывает кимоно. – я всего лишь предлагаю сбросить напряжение.
Кимоно красиво ложится вокруг изящных ступней.
ОХ И НИ ХРЕНА СЕБЕ!!! Под кимоно оказался шикарный черный комплект белья. Ажурный. Бикини. С поясом и чулками. Вот тебе и невинная незабудка, бля.
Тем временем Темари становится на четвереньки и по-кошачьи подбирается ко мне. Усевшись на мой живот, она расстегивает пуговицы на рубашке, одну за одной. По порядку и не спеша.
- Так как, Ширануи-семпай? Вы согласны?
И наклонивись, она распахивает рубашку и проводит по оголившейся коже горячим языком.
Мммм, это была диафрагма. Кажется кто то заигрался во взрослые игры. Надо бы приструнить.
Зло усмехаясь, я переворачиваю ее на спину и нависаю сверху.
- Игры закончились, Темари. Теперь все серьезно. Я не игрушка…
Проведя ладонью по обтянутому чулком бедру, я начинаю отстегивать пояс, одновременно выводя языком на ее шее замысловатые узоры. Она выгибается и сама подставляет шею.
- Не игрушка? Узнаем. – расстегнув бюстгальтер, она снимает его и отбрасывает в сторону. Моему взгляду открывается упругая и аппетитная грудь. Но отвлекаться на нее я не спешу, лишь начинаю ласкать одной рукой. Пояс отстегнут и можно медленным движением стянуть чулок, подцепив пальцами ажурный край. Теперь второй. А если легонько нажать вот сюда… надо же… каке тяжелое дыхание. Но она не сдается и мягко переворачивает меня на спину. Проворными пальцами расстегивает пряжку и вытягивает ремень из петель. Покачивая его на ладони, она хитро смотрит на меня.
- А почему Вы решили, что Я являюсь игрушкой, семпай? – ее голос охрип и сочится соблазном.
Пряжка, покачивающаяся перед глазами, отвлекает меня и сами собой появляются фантазии о алых следах на смуглой коже. Видимо, разглядев что то, в моих затуманенных глазах, Темари отбрасывает ремень.
- Он уже сыграл свою роль. – оседлав мои ноги, она наклоняется и обводит языком пупок. Одновременно, он прижимается ко мне грудью и начинает тереться ею о выпуклость на моих брюках.
Какое же наслаждение… Опасность… удовольствие… опасность… я хочу ее… хочу ворваться в нее… опасность!... чувствовать как она будет извиваться подо мной… ОПАСНОСТЬ!!!
Генма распахнул еще сонные глаза и тут же возле уха завибрировал вонзившийся в стену сенбон. Рывок в сторону и его глаза встречаются взглядом с насмешливыми изумрудами. Темари сидит на окне, небрежно согнув одну ногу в колене и положив на нее руку. Одета она в обтягивающие бриджи, сетчатую майку на голое тело и короткую жилетку, распахнутую на груди.
- Хватит спать, Ширануи. Задание выполнено, мы можем уходить. – на губах куноичи играет самодовольная улыбка.
- Как выполнено? Фестиваль через две недели.
- Мне надоело ждать и оказалось, что объект довольно таки падок на сексуальное блондинистое тело. – девушка подходит ближе и приобнимает Генму за шею. – а сейчас я хочу тебя. – рывком она притягивает к себе его голову и целует. Агрессивно, яростно, жестоко. Но мужчина и не думает отстраняться. Одной рукой он притягивает куноичи за талию, а второй властно накрывает грудь, сжимая и массируя.
Темари касается ладонью рубашки. Одно движение и лишь дробный стук пуговиц об пол. Поцелуй становится все жарче и жестче, но тут куноичи напрягается и толкает напарника на футон. Упав сверху и почувствовав болезненное возбуждение Ширануи, куноичи стонет от сдерживаемого желания и, подняв голову, с ненавистью смотрит на впившиеся в стену сюрикены.
- Кому там жить надоело настолько, что они в меня сюрикенами через окно швыряются??? – и столько злости в хриплом от возбуждения голосе.
Наклонившись, она кусает Генму в шею, одновременно, забираясь одной рукой под футон. Достав какой-то сверток, она припечатывает его к груди джонина и шепчет: - Я с тобой еще не закончила.
Встав, Песчаная принцесса куском материи вытирает грим с запястий и на внутренних сторонах рук открываются татуировки призыва. В то же время Генма, оценив обстановку, быстро разворачивает сверток и видит набор новеньких сенбонов. Торжествующая, кровожадная улыбка расцветает сама собой. Зажав одну иглу между губ, он, проходя мимо куноичи, игриво шлепает ее по попке.
- Закончим с этими смертниками и я от тебя не отстану. Ты слишком сильно меня завела.
Обменявшись понимающими взглядами, они выскакивают в окно и тут же вступают в схватку на соседней крыше. Из татуировок призыва появляются небольшие, но острые веера, используемые куноичи для метания. Неподалеку летают стальные иглы, не зная промаха. Заостренные края вееров впиваются в тела жертв. И вот уже крыша залита кровью и телами. Сбоку от этого хаоса стоит пара джонинов, зажимая незначительные раны.
- Уходим. – два голоса сливаются в один, а движения плавны и синхронны.
Спустя время они останавливаются на живописной поляне и тут же сливаются в жарком, алчном поцелуе. Рубашка на Генме висит клочьями и Темари одним движением срывает ее, сразу проводя языком по бронзовой коже и прикусывая твердый сосок. Стон и Ширануи с сожалением отстраняется.
- За нами погоня. – отвечает он на немой вопрос в изумрудных глазах.
Куноичи брезгливо кривится и, чертыхаясь сквозь зубы, резко сводит вместе запястья. Из большого клуба дыма появляется ее любимый веер. Огромный, белый, с лиловыми окружностями «звезд». Конечно. Никакие запреты не заставят ее действительно расстаться с любимым оружием.
-- Ай-яй-яй, Темари-сан, нехорошо пренебрегать приказами старших. – усмехаясь, Ширануи дотрагивается пальцами до печати за ухом и в пальцах мелькает привычная стальная игла.
- Уж кто бы говорил, Генма-сан. – ее взгляд насмешлив, но пронизан пониманием и жаждой. Они верные шиноби и во время миссии не притрагивались к оружию, но сейчас миссия уже выполнена.
Пятнадцать против двоих – неравный бой. Но эти двое опытные джонины с любимым оружием в руках, идеальной слаженностью действий и похотливым пламенем неутоленного желания. Сверкают в лунном свете иглы, наносит нешуточные раны ветер смешанный с чакрой. В воздухе слышится тяжелый запах крови. Внезапно Темари оказывается прямо перед Генмой, ветром отбивая водную атаку. Ширануи не успевает затормозить и делает последний шаг разделяющий их. Почувствовав неоспоримое доказательство его желания, упирающееся в ложбинку между ягодиц, Темари резко выдыхает. Вся ее не слишком крепкая выдержка рушится и с криком: «пошли вы к черту, ублюдки!» она проводит на веере кровавую черту. Взмах, и маленький горностай, прячясь в режущих потоках ветра, на невообразимой скорости сеет вокруг себя смерть. Несколько мгновений и он изчезает убив оставшихся врагов.
Его хозяйка, услышав легкий хлопок перемещения, уже не сдерживается. Она снимает с себя, местами порванный и залитый кровью, жилет и стягивает с себя майку. В ту же секунду ее грудь накрывают грубые ладони, поглаживая, сжимая, теребя соски. Оставшаяся одежда будто растворяется под горячими руками. Развернув куноичи к себе лицом, Ширануи валит ее в траву, пропитанную кровью и, раздвинув длинные ноги, входит в нее одним движением. Резко, властно, успевая вобрать губами ее крик. Страсть, подавляемое желание, азарт битвы и возбуждение победы сплетаются в тугой комок, заставляющий все ускорять темп, экономить каждый вдох, но не давая сдержать стоны. Гибкое, сильное тело под мужчиной выгибается дугой требуя этого болезненного наслаждения и даря такое же в ответ. Еще несколько движений и оони достигают пика, долгожданной разрядки. Генма скатывается с податливого тела и они лежат рядом, глядя на луну, приходя в себя и тяжело дыша.
Переведя дыхание, они встают, одеваются и направляются к ближайшему озеру, что бы смыть с себя следы разыгравшейся битвы и насладиться нагретой за день водой. И уже в самом озере будут томные поцелуи, ласковые прикосновения, нежные омовения синяков, царапин и ран. Именно в воде будет неспешное бархатное наслаждение, когда он неспеша войдет в неё, наполняя собой, даря ни с чем не сравнимое удовольствие и получая не меньшее в ответ. И выйдя из воды, уставшие, измотанные, они уснут спокойным сном в объятьях друг друга.
А на границе стран они сухо скажут друг другу «Прощай» и отправятся докладывать главам деревень о выполненной миссии. Страстные любовники. Сработавшиеся напарники. Преданные подчиненные. Сильные воины своих деревень. Шиноби
.

URL
   

Обитель Психованной Джесс

главная